Блог компании Инвест-Аудит. Обзор судебной практики по налоговым спорам в Пермском крае за 3 кв. 2021 г.
Пермь, ул. Ленина, 50, 6-й этаж
Пн-Чт 09:00 - 18:00 | Пт 09:00 - 17:00
25.11.2021

Обзор судебной практики по налоговым спорам в Пермском крае за 3 кв. 2021 г.

Основной интерес представляют следующие судебные акты:

Решение АС Пермского края по делу № А50-1948/21 от 01.07.2021 года

ИФНС обществу доначислены НДС, налог на прибыль. Основанием доначисления налогов стало заключение налогоплательщиком договоров с ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС» на выполнение (строительных, ремонтных, электро-монтажных, пусконаладочных) работ. В ходе проверки инспекция пришла к выводу, что фактически спорные работы выполнены сотрудниками подконтрольной обществу организации ООО «СК «Электра» (не является плательщиком НДС) и иными нетрудоустроенными лицами. В отношении ООО «Технокомстрой» и ООО «ПГС» установлено: - согласование субподрядных организаций с заказчиками налогоплательщиком не производилось. - данные организации не имеют основных средств, оборотных и производственных активов, транспортных средств, трудовых ресурсов. - сумма расходов максимально приближена к сумме доходов от реализации, процент вычетов более 99%, налоговая нагрузка минимальная. - договоры, заключенные с контрагентами идентичны, от имени контрагентов подписаны коммерческим директором налогоплательщика. - директор контрагента пояснил, что он зарегистрировал ООО «Технокомстрой» за денежное вознаграждение. - движение денежных средств по расчетным счетам организаций носит транзитный характер, денежные средства обналичиваются. - на конец проверяемого периода 2017г. ООО «ПГС» имеет непогашенную кредиторскую задолженность перед налогоплательщиком. - персонал для выполнения работ предоставлен по договору подконтрольной налогоплательщику компанией – ООО «СК Электра». - налогоплательщик изначально был осведомлен о выполнении спорных работ не спорными контрагентами, а силами взаимозависимой организации ООО СК «Электра» и не установленными физическими лицами, официально не трудоустроенными и получающими зарплату наличными. Суд отметил, что реальность хозяйственной операции определяется не только фактическим выполнением работ, но и реальностью исполнения договора именно данным контрагентом, то есть наличием прямой связи с конкретным контрагентом. Контрагенты выступали лишь в качестве формального исполнителя услуг для увеличения налоговых вычетов в целях уклонения от уплаты налога на добавленную стоимость, то есть в целях получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Вопрос проявления осмотрительности налогоплательщика не имеет самостоятельного правового значения, поскольку налогоплательщик знал, что работы выполняются не спорными контрагентами, а взаимозависимым лицом и не установленными физическими лицами. Расчетный способ определения налоговой обязанности на основании имеющейся у налогового органа информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках (подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ) подлежит применению, если допущенное налогоплательщиком нарушение сводится к документальной неподтвержденности совершенной им операции, нарушению правил учета, что, как правило, имеет место, если налогоплательщик не участвовал в уклонении от налогообложения, организованном иными лицами, но не проявил должную осмотрительность при выборе контрагента и взаимодействии с ним. Если цель уменьшения налоговой обязанности за счет организации формального документооборота с участием «технических» компаний преследовалась непосредственно налогоплательщиком или, по крайней мере, при известности налогоплательщику об обстоятельствах, характеризующих его контрагента как «техническую» компанию, применение расчетного способа определения налоговой обязанности в такой ситуации не отвечало бы предназначению данного института, по сути уравнивая в налоговых последствиях субъектов, чье поведение и положение со всей очевидностью не является одинаковым: налогоплательщиков, допустивших причинение потерь казне для получения собственной налоговой выгоды, и налогоплательщиков, не обеспечивших должное документальное подтверждение осуществленных ими операций. При таком положении суд приходит к выводу об отсутствии у общества права на учет спорных расходов в заявленном изначально объеме при исчислении налога на прибыль организаций.

Решение АС Пермского края 07.07.2021 года по делу № А50-2666/21:

Обществу доначислены НДС, налог на прибыль. Основанием начисления налогов стало установление инспекцией фактов привлечения Обществом для выполнения договорных обязательств, компаний-субподрядчиков и поставщиков материала. Инспекцией в ходе проверки установлено: - контрагенты не имели основных средств, транспорта, отсутствовали складские или офисные помещения, по адресам регистрации не находились. Сведения о выплаченных доходах физическим лицам не представлялись либо подавались на 1-3 работников с незначительными суммами доходов. - Показатели доходов и расходов, заявленные в налоговых декларациях спорных контрагентов, не соответствуют суммам средств, поступившим и списанным с расчетных счетов, происходит искусственное занижение доходов и завышение расходов. - Руководитель одного контрагента не смог пояснить конкретные обстоятельства ведения финансового хозяйственной деятельности. Ряд других руководителей контрагентов отрицали причастность к деятельности и подписание финансово-хозяйственных документов от имени организаций. - Операций по расчетным счетам, направленных на выплату заработной платы и хозяйственные нужды, аренду помещений, транспорта, коммунальные услуги, телефонную связь, и на несение иных расходов, которые могли бы обеспечить нормальную предпринимательскую деятельность, контрагентами не производилось. - Судебными актами по другим делам уже установлены факты использования ряда контрагентов в схемах формального документооборота. - Участники денежных перечислений использовали один IP-адрес для выхода в систему «Банк-Клиент». - Как следует из письма Росфинмониторинга один из контрагентов осуществлял сомнительные финансовые операции, связанные с выводом денежных средств в «теневой оборот». - Сотрудниками УЭБ и ПК ГУ МВД по Пермскому краю в офисном помещении налогоплательщика обнаружены печати, учредительные (регистрационные документы), а также документы финансово-хозяйственной деятельности 48 организаций и индивидуальных предпринимателей, в том числе контрагентов - участников денежных цепочек по выведению денежных средств из-под контролируемого оборота в наличную форму. - Налоговым органом в ходе анализа документов, регистров бухгалтерского (налогового) учета налогоплательщика, а также документов, полученных от заказчиков, установлено, что строительные материалы не использовались в строительномонтажных работах и не передавались заказчикам общества. Аналогичные строительные материалы в рамках выполнения соответствующих субподрядных работ приобретались у реальных поставщиков в объемах, достаточных для исполнения обязательств перед заказчиками. - Как следует из свидетельских показаний представителей заказчиков работы выполнялись работниками ООО «СтройГарант». - Налоговым органом в рамках статьи 94 НК РФ проведена выемка жесткого диска с программой «1С: Бухгалтерия», находящегося на рабочем компьютере главного бухгалтера ООО «СтройГарант». В ходе осмотра документов (электронных файлов), обнаруженных на жестком диске установлено, что счета-фактуры, первичные учетные документы от имени контрагентов формировались с использованием указанного компьютера ООО «СтройГарант». На жестком диске компьютера главного бухгалтера общества также содержатся: сканированные образы рукописных записей, свидетельствующих о выдаче денежных средств физическим лицам, указывающие на выплату ООО «СтройГарант» доходов физическим лицам, трудовые взаимоотношения с которыми документально не оформлялись; доверенности, выданные налогоплательщиком официально нетрудоустроенным физическим лицам на получение товарно-материальных ценностей. Таким образом, инспекцией обоснованно было установлено, что налогоплательщик изначально был осведомлен о выполнении спорных работ и поставке ТМЦ не заявленными контрагентами. При рассмотрении настоящего дела судом установлено, что о формальности данных организаций общество знало. Фактически работы либо не выполнялись, либо выполнялись силами самого налогоплательщика и не официально трудоустроенных физических лиц. Кроме того, инспекцией были установлены факты задваивания приобретения ТМЦ от реальных поставщиков и «технических» компаний, а также задваивания факта выполнения работ, что не опровергнуто в ходе рассмотрения дела.

При таком положении суд пришел к выводу об отсутствии у общества права на учет спорных расходов в полном объеме при исчислении налога на прибыль организаций.

Решение АС Пермского края от 21 июля 2021 года по делу № А50-10757/2021:

Налоговым органом вынесено решение о привлечении лица к ответственности по п. 2 ст. 126 НК РФ в виде взыскания штрафа 1 250 рублей. Как следует из материалов дела, Обществу, как лицу, располагающему документами (информацией) по взаимоотношениям проверяемого налогоплательщика, в порядке, предусмотренном статьей 93.1 НК РФ, направлено требование. Обществом частично представлены документы. Иные документы не представлены со ссылкой пункт 6 части 1 статьи 23 НК РФ. Из содержания требования следует, что запрошенная налоговым органом информация относится к вопросам налогообложения проверяемого налогоплательщика – общества «СМТ Химмашсервис» и направлена на установление реальности финансово-хозяйственной деятельности между организациями, а также необходима для проверки полноты и правильности определения налоговых обязательств у общества «СМТ Химмашсервис», так и его контрагентов. Требование содержит необходимые сведения, позволяющие определить и идентифицировать информацию, в требовании указано, какие конкретно необходимо представить документы, имеется ссылка статью 93.1 НК РФ. Тем самым, направленное Обществу требование соответствует требованиям действующего законодательства, предъявляемым к его форме и содержанию, выставлено Инспекцией в рамках предоставленных ей полномочий и не нарушает права и законные интересов Общества. Доводы о том, что журналы инструктажей, регистрации, производства работ по форме КС-6 – это документы, которые не являются документами бухгалтерского учета и (или) иным документальным подтверждением данных об объектах подлежащих налогообложению, а так же о том, что оснований их запрашивать у Инспекции нет, судом отклонены, поскольку, выяснение сущности сложившихся между обществами отношений для их последующей квалификации может требовать оценки действительной воли сторон сделки, что требует оценки всей совокупности взаимодействия сторон, их последующего поведения. В целях объективного исследования обстоятельств, необходимых для проверки реальности осуществления хозяйственных операций, связанных с заявленными вычетами по НДС налогоплательщиком и его контрагентом, истребованные у Общества документы (журналы инструктажа, личные пропуска работников, транспортных средств и другие) могут подтвердить (опровергнуть) факт выполнения строительных работ на территории общества сотрудниками общества «СМТ Химмашсервис» или иными лицами, провести их идентификацию; подтвердить (опровергнуть) факт получения товара, идентифицировать транспортные средства и водителей осуществляющих перевозку, идентифицировать места погрузки и разгрузки товара, журналы работ по форме КС-6 позволяют определить технологическую поочередность, оговоренные сроки качество продукта производственных циклов, а так же условия их выполнения касаемо строящихся объектов. Учитывая, что общество не представило документы, то общество совершило правонарушение, предусмотренное п. 2 ст. 126 НК РФ.

Решение АС Пермского края от 28 июля 2021 года по делу № А50-10230/2021

Учреждение обратилось в суд с заявлением о признании безнадежной к взысканию задолженности в сумме 46 780 874,09 руб. Как следует из материалов дела, согласно карточке «Расчёты с бюджетом» по состоянию на 22.07.2021 у Учреждения имеется задолженность: недоимка по земельному налогу с организаций, обладающих земельным участком, расположенным в границах городских округов, пени, штрафы. В п.1 ст. 59 НК РФ установлен перечень оснований для признания безнадежными к взысканию недоимки и задолженности по пеням и штрафам, уплата и (или) взыскание которых оказались невозможными. Одним из таких оснований является принятие судом акта, в соответствии с которым налоговый орган утрачивает возможность взыскания недоимки, долга по пеням и штрафам в связи с истечением установленного срока их взыскания, в том числе вынесения им определения об отказе в восстановлении пропущенного срока подачи заявления в суд о взыскании недоимки, задолженности по пеням и штрафам (подп. 4 п. 1 ст. 59 НК РФ). Согласно взаимосвязанному толкованию норм подп. 5 п. 3 ст. 44 и подп. 4 п. 1 ст. 59 НК РФ исключение соответствующих записей из лицевого счета налогоплательщика возможно только на основании судебного акта, в соответствии с которым налоговый орган утрачивает возможность

взыскания недоимки, пеней, штрафов в связи с истечением установленного срока их взыскания, в том числе в случае отказа в восстановлении пропущенного срока подачи в суд заявления о взыскании этих сумм. Вывод об утрате налоговым органом возможности взыскания налогов, пеней, штрафов в связи с истечением установленного срока их взыскания может содержаться в судебном акте по любому налоговому делу, в том числе и в мотивировочной части акта. Соответствующие записи исключаются налоговым органом из лицевого счета налогоплательщика после вступления такого судебного акта в силу. Исходя из толкования подп. 4 п. 1 ст. 59 НК РФ, инициировать соответствующее судебное разбирательство вправе не только налоговый орган, но и налогоплательщик, в том числе путем подачи в суд заявления о признании сумм, возможность принудительного взыскания которых утрачена, безнадежными ко взысканию и обязанности по их уплате прекращенной. Из материалов дела следует, что спорная задолженность по налогам образовалась в период до 01.01.2015. При этом, недоимка по земельному налогу была взыскана решениями Арбитражного суда Пермского края в период с 2010 по 2016 годы, пени, штрафы взысканы решениями Арбитражного суда Пермского края в период с 2010 по 2020 годы. При этом пени начислены налоговым органом на недоимку, возникшую до 01.01.2015. Исполнительные листы, выданные Арбитражным судом, предъявлялись к исполнению, исполнительные производства, возбужденные на основании указанных исполнительных листов, не менее двух раз оканчивались судебными приставами-исполнителями по основаниям, установленным п.п. 3 и 4 части 1 ст. 46 Федерального закона № 229-ФЗ от 02.10.2007 «Об исполнительном производстве», что подтверждается сведениями с официального сайта УФССП России. На основании изложенного, суд считает, что налоговым органом право на взыскание спорной задолженности утрачено, в связи с чем требование заявителя подлежит удовлетворению.

Решение АС Пермского края от 30 июля 2021 года по делу № А50-9383/2021

29.06.2020 Общество по телекоммуникационным каналам связи обратилось в налоговый орган с заявлением о предоставлении субсидии на основании Постановления Правительства РФ от 24.04.2020 № 576. Сообщением от 29.09.2020 Обществу отказано в предоставлении субсидии, в связи с тем, что отрасль, в которой ведётся его деятельность, не относится к отраслям, утвержденным Постановлением № 434. В ответе на обращение (жалобу) от 11.02.2021 № 23-11/02361@ УФНС России по Пермскому краю пояснило заявителю, что осуществляемый Обществом вид деятельности (код ОКВЭД 45.1) не является основным видом экономической деятельности, указанным в ЕГРЮЛ по состоянию на 01.03.2020, таким образом, в предоставлении субсидии Обществу правомерно отказано. В целях Правил № 576 получатель субсидии определяется по основному виду экономической деятельности, информация о котором содержится в ЕГРЮЛ, либо ЕГРИП по состоянию на 01.03.2020. Общество является дилером ООО «Хендэ Мотор СНГ», осуществляет розничную торговлю автотранспортными средствами через салоны. В соответствии с Перечнем отраслей экономики к отраслям, пострадавшим от распространения коронавирусной инфекции, отнесены: - торговля розничная легковыми автомобилями и легкими автотранспортными средствами в специализированных магазинах (код ОКВЭД 45.11.2), - торговля розничная легковыми автомобилями и легкими автотранспортными средствами прочая (код ОКВЭД 45.11.3). Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, в качестве основного вида деятельности Общества заявлена торговля автотранспортными средствами (код ОКВЭД 45.1). Поскольку в качестве основного вида деятельности в ЕГРЮЛ внесена деятельность код по ОКВЭД - 45.1, Инспекцией сделан вывод о несоответствии Общества условиям для включения в реестр в целях получения субсидии. По мнению суда, отказ налогового органа в предоставлении субсидии является формальным, лишает Общество, реально осуществляющего деятельность по розничной торговле автотранспортными средствами, получения гарантированной государством помощи. В соответствии с классификатором ОКВЭД в структуре ОКВЭД используется иерархический метод классификации и последовательный метод кодирования, при этом описание вышестоящих группировок распространяется на все входящие в них группировки.

Соответственно, отраженный в ЕГРЮЛ в качестве основного вида деятельности подкласс 45.1 включает подгруппы 45.11.2 и 45.11.3, отраженные в Перечне. Следовательно, указание в ЕГРЮЛ в качестве основного вида деятельности подкласса свидетельствует о том, что все входящие в него группы, подгруппы, виды также являются основными видом деятельности юридического лица. Таким образом, с учетом действовавшего на момент регистрации порядка Обществом отражен основной вид деятельности – торговля автотранспортными средствами (код 45.1), который, в свою очередь, включает в себя подгруппы 45.11.2 и 45.11.3. Кроме того, в соответствии с определениями, используемыми в Дилерском договоре, заключённым между Дистрибьютером и Дилером, дилер означает лицо, уполномоченное Дистрибьютером на розничную продажу и техническое обслуживание Продукции, включая ее гарантийное обслуживание и ремонт, на территории города Перми Российской Федерации. Согласно справке-подтверждению основного вида экономической деятельности за 2019 год, доля доходов от деятельности по торговле автомобилями составляет 97,1%. Таким образом, обществом подтверждено, что его основным видом деятельности является розничная торговля легковыми автомобилями. Из изложенного суд делает вывод, что по состоянию на 01.03.2020 заявитель осуществлял деятельность, которая относится к отраслям российской экономики, в наибольшей степени пострадавших от распространения коронавирусной инфекции.

Решение АС Пермского края от 20 августа 2021 года по делу № А50-15002/2021

Общество являлось правообладателем 32 земельных участков, расположенных на территории сельских поселений. Обществом 30.01.2019 в Инспекцию представлена налоговая декларация по земельному налогу за 2018 год, в которой исчислен земельный налог за вышеуказанные земельные участки в размере 30 086 руб., исходя из ставки налога 0,3% (утвержденной Решения Совета депутатов поселения). Основанием для вынесения оспариваемого решения по результатам камеральной проверки указанной декларации послужил вывод Инспекции о неправомерном применении пониженной ставки земельного налога в размере 0,3% кадастровой стоимости земельных участков по 23 земельным участкам, по причине недоказанности использования данных земельных участков для сельскохозяйственного производства и, соответственно, о необходимости применения ставки земельного налога в размере 1,5%. Применение пониженной ставки земельного налога в размере 0,3% по 9 земельным участкам налоговым органом признано правомерным и обоснованным, поскольку налогоплательщиком представлены договоры аренды земельных участков с целью использования их в сельскохозяйственных целях. По остальным 23 земельным участкам доказательства использования их в сельскохозпроизводстве не представлены. Указанные выводы Инспекции суд считает обоснованными. Применение пониженной ставки налога 0,3 процента возможно при соблюдении двух обязательных условий: отнесение земельных участков к землям сельскохозяйственного назначения и их использование для сельскохозяйственного производства, согласно целевому назначению земель. Следовательно, ссылаясь на наличие у него права на применение пониженной ставки земельного налога, заявитель должен доказать, что принадлежащие ему спорные 32 участка использовались им в спорный период для сельскохозяйственного производства. При этом, по мнению суда, указанное обстоятельство, вопреки доводам налогоплательщика материалами дела не подтверждено. Аналогичное решение: Дело № А50-15003/21.

Решение АС Пермского края от 23.08.2021 года по делу № А50-16103/21

Как следует из материалов дела, ООО ТД «Юником» зарегистрировано в ЕГРЮЛ в качестве юридического лица 11.11.2015 11.01.2021 в отношении ООО ТД «Юником» инспекцией принято решение № 31 о предстоящем исключении из ЕГРЮЛ как недействующего юридического лица, в связи с чем 13.01.2021 в журнале «Вестник государственной регистрации» № 1 (820), опубликовано сообщение о предстоящем исключении ООО ТД «Юником» из государственного реестра. Впоследствии 30.04.2021 в отношении ООО ТД «Юником» инспекцией внесена запись об исключении общества из ЕГРЮЛ. Полагая, что налоговым органом незаконно общество исключено из ЕГРЮЛ, истец (ООО «Фарматрикс») обратился в суд с заявлением. Истцом в рамках дела №А41-75992/19 подано заявление о признании недействительными сделок, заключенных между ООО «Фарматрикс» и ООО ТД «Юником».

Из материалов дела следует, что основанием для исключения ООО «ТД Юником» из ЕГРЮЛ явились сведения о том, что налоговая отчетность обществом не представляется, движение денежных средств по расчетному счету отсутствует (справки ИФНС России по Мотовилихинскому району г. Перми от 21.12.2020 № 5638, 5637 № 1102-О, № 1102-С). Непредставление налоговой отчетности и неосуществление операций по банковскому счету само по себе не является бесспорным основанием для исключения юридического лица из ЕГРЮЛ. Осуществление хозяйственной деятельности выражается не только подачей отчетности в государственные органы или движением денежных средств на банковских счетах, но и иными действиями: участием в гражданско-правовых отношениях, выражающихся в заключениях и исполнениях гражданско-правовых договоров, участием в судебных процессах и так далее. Исходя из конституционно-правового смысла положений статьи 21.1 Закона о регистрации исключение регистрирующим органом юридических лиц из ЕГРЮЛ на основании указанной нормы права по формальным основаниям, указанным в пункте 1, влечет исключение юридического лица из ЕГРЮЛ только в случае фактического прекращения организацией своей деятельности. При этом, заявитель, находясь в процедуре банкротства, обратился в Арбитражный суд Московской области об оспаривании сделок с ООО ТД «Юником». Решение инспекции привело к прекращению производства по указанному заявлению в связи с исключением из ЕГРЮЛ организации должника - общества ТД «Юником». В рассматриваемом случае принятие регистрирующим органом в порядке статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ решения об исключении общества из ЕГРЮЛ не гарантирует эффективную защиту прав заявителя. В результате такого исключения заявитель лишился права на оспаривание сделок с обществом. Принимая во внимание изложенные обстоятельства, учитывая отсутствие доказательств действительного прекращения хозяйственной деятельности общества ТД «Юником», при наличии спора о признании сделок недействительными, суммы сделок являются значительными, суд приходит к выводу о том, что исключение общества из ЕГРЮЛ произведено неправомерно.

Решение АС Пермского края от 06 сентября 2021 года по делу № А50-15037/2021

С 01.08.2016г. ИП Смелов А.Г. является субъектом среднего предпринимательства, ему присвоена категория «Среднее предприятие». Согласно ежегодно подаваемым сведениям о среднесписочной численности работников за предыдущий год, среднесписочная численность работников ИП Смелова А.Г. за 2018 год составила - 95 человек, за 2019 год - 78 человек, за 2020 – 32 человека. Доход ИП Смелова А.Г., полученный от осуществления предпринимательской деятельности за 2018, 2019, 2020 года не превысил 800 млн рублей. 14 февраля 2020 года, 10 марта 2020 года, 11 января 2021 Предприниматель обращался в налоговый орган с заявлениями об изменении категории субъекта малого предпринимательства. С 10.07.2021 категория субъекта малого предпринимательства в отношении ИП Смелова А.Г. изменена на малое предприятие. Полагая, что налоговым органом допущено незаконное бездействие по изменению категории субъекта малого предпринимательства, которая подлежала изменению с 01.01.2019, заявитель обратился в Арбитражный суд Пермского края с требованиями по настоящему делу. Исходя из показателей за 2018 - 2020 годы при условии, что фактические значения среднесписочной численности или дохода от предпринимательской деятельности (определенного согласно Налоговому кодексу РФ) выше или ниже законодательно установленных предельных значений, категория субъекта малого предпринимательства изменяется. Учитывая факт превышения в 2016-2018 годах предельных значений среднесписочной численности работников для малых предприятий, у налогового органа отсутствовали правовые основания для включения Предпринимателя с 01.01.2019 в реестр как малого предприятия. Предельные значения среднесписочной численности работников, установленные для малых предприятий заявителем соблюдены в течение трех лет подряд 2018, 2019, 2020, следовательно, Предприниматель соответствует условиям, определенным в статье 4 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ с 01.01.2021. В соответствии с пунктом 4 статьи 4.1 Федерального закона № 209-ФЗ Предпринимателю правомерно изменена категория субъекта малого предпринимательства с 10.07.2021.

Довод заявителя о том, что изменение категории субъекта малого и среднего предпринимательства в рассматриваемом случае, возможно, в связи с соответствием условиям отнесения к субъектам малого предпринимательства в 2018 году (в течение трехлетнего периода), основан на ошибочном толковании части 4 статьи 4 Федерального закона № 209-ФЗ, поскольку изменение категории субъекта малого или среднего предпринимательства возможно только в том случае, когда предельные значения численности работников и выручки в течение трех лет подряд соответствовали установленным Федеральным законом № 209-ФЗ критериям.

Решение АС Пермского края от 14 сентября 2021 года по делу № А50-6686/2021

Федосеева Л.Г. является собственником нежилого помещения с кадастровым номером 59:32:0890001:8131, расположенного по адресу: Пермский край, Пермский район, с Лобаново, ул. Центральная, 24/1, офис № 4, которое включено в Перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость. Налоговым органом в адрес Федосеевой Л.Г. как налогоплательщика через личный кабинет налогоплательщика передано налоговое уведомление от 01.09.2020 № 76096548, в котором отражены расчеты подлежащих уплате транспортного налога и налога на имущество физических лиц за 2019 год. Инспекцией произведен расчет налога на имущество физических лиц за 2019 год по ставке 1,6%, в связи с тем, что нежилое помещение с кадастровым номером 59:32:0890001:8131 включено в Перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость. Принадлежащее заявителю нежилое помещение имеет назначение - офис, расположено в многоквартирном жилом доме, заключен и зарегистрирован договор долгосрочной аренды помещения с коммерческой организацией. При этом в Перечень включено помещение, а не отдельно стоящее здание в качестве административно-делового центра или торгового центра (комплекса), следовательно, 20 процентов необходимо исчислять от общей площади этого помещения, а не от общей площади многоквартирного дома, как утверждает заявитель. Из документов регистрационного и технического учета вышеуказанного объекта следует, что вышеуказанное нежилое помещение имеет наименование «офис» и предназначено для использования под офисные цели. Из указанных документов усматривается, что данный объект недвижимости приобретался исключительно для использования в качестве офиса. С учетом фактических обстоятельств предназначения и наименования нежилого помещения, принадлежащего заявителю обусловило то, что вышеуказанное нежилое помещение включено на 2019 год в Перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость. На момент утверждения Перечня, принадлежащее заявителю нежилое помещение имело назначение, предусматривающее размещение офиса с сопутствующей инфраструктурой, предназначено для использования в целях делового и коммерческого назначения, следовательно, оно относится к видам недвижимого имущества, признаваемым объектами налогообложения, предусмотренным статьей 378.2 НК РФ, поэтому обоснованно включено в Перечень на 2019 год. Несмотря на доводы заявителя, налог исчислен Инспекцией на основании нормативных предписаний в пределах установленной налоговой ставки, которая по НК РФ не может превышать 2%, и не имеется оснований утверждать, что исчисление налога в таком размере повлекло нарушение прав заявителя, создало для него неприемлемые условия для уплаты налога без учета его финансовых возможностей и фактической способности, поскольку налог исчислен с применением нормативно предусмотренного размера налоговой ставки, установленной актом представительного органа муниципального образования в допустимых законом пределах. Поскольку принадлежащее заявителю нежилое помещение с учетом пунктом 7 статьи 378.2 Кодекса включено в Перечень № 576-п, несмотря на применение предпринимателем в 2019 году упрощенной системы налогообложения, оснований для освобождения его от уплаты налога на имущество физических лиц в силу прямого указания пункта 3 статьи 346.11 Кодекса не имеется. Налоговым органом правомерно на основании положений статьи 52 НК РФ при имеющихся сведениях в отношении принадлежащего заявителю нежилого помещения, исчислен налог на имущество физических лиц за 2019 год и предъявлен к уплате в направленном в адрес заявителя налоговом уведомлении.

Решение АС Пермского края от 22 сентября 2021 года по делу № А50-14958/2021

Заявитель зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя 30.09.2003, впоследствии прошел 01.10.2004 перерегистрацию в регистрирующем (налоговом) органе по месту учета, до 01.01.2020 применял общую (традиционную) систему налогообложения и являлся в спорный период - 3 квартал 2019 года плательщиком НДС и обязан самостоятельно исчислить сумму налога, подлежащую уплате за налоговый период, и уплачивать налог в установленный срок в бюджетную систему РФ, а также вправе применять налоговые вычеты. Как следует из материалов дела, а также установлено вступившими в силу судебными актами по делу № А50-6368/2021 Арбитражного суда Пермского края, обстоятельства которого с учетом совпадения субъективного состава сторон имеют в силу части 2 статьи 69 АПК РФ для рассмотрения настоящего дела преюдициальное значение, между ИП Назаряном Г.Ф. (лизингополучатель) и обществом «Балтийский лизинг» (лизингодатель) заключен договор лизинга, исходя из пункта 1.1 которого лизингодатель обязуется оказать лизингополучателю финансовую услугу: - приобрести в собственность указанное Лизингополучателем имущество у определенного лизингополучателем продавца, - предоставить лизингополучателю на определенный срок, права временного владения и пользования Имуществом. Лизингополучатель обязуется: - принять Имущество в качестве объекта финансовой аренды (предмета лизинга) за плату во временное владение и пользование; - возместить затраты лизингодателя, связанные как с приобретением Имущества и передачей прав владения и пользования им лизингополучателю, так и с оказанием других предусмотренных договором услуг, а также уплатить доход (вознаграждение) лизингодателя от инвестиционной деятельности, выплачивая лизингодателю авансовый и периодические лизинговые платежи в общей сумме, указанной в договоре, в соответствии с графиком лизинговых платежей. В качестве объекта финансовой аренды (предмета лизинга) лизингополучатель указал следующее имущество: транспортное средство – легковой автомобиль Mercedes-benz GLS 350 D 4MATIC 2018 г. По условиям сделки стоимость Имущества при его приобретении лизингодателем у поставщика составляет 5 900 000 руб., в том числе НДС; вознаграждение за организацию лизинговой операции составляет 46 297,30 руб., авансовый платеж – 1 770 000 руб.; срок лизинга – 47 месяцев. Сумма лизинговых платежей определена в графике. При этом общая сумма лизинговых платежей за 47 месяцев, с учетом авансового платежа, составляет 8 587 122,27 руб., в том числе НДС - 1 399 239,65 рубля. В соответствии с договором лизинга стороны обязуются в будущем договор купли-продажи (основной договор), по которому лизингодатель передаст право собственности на имущество лизингополучателю, а лизингополучатель уплатит за имущество выкупную цену. Как определено договора лизинга, Имущество приобретается лизингополучателем для использования в предпринимательской или иной приносящей доход деятельности. Автомобиль 11.10.2018 поставлен на государственный учет в МРЭО ГИБДД ГУ МВД России по г. Перми, о чем имеется соответствующая отметка в паспорте транспортного средства № 77 У О 791536, присвоен государственный регистрационный номер (знак) Т100ОН59, собственник – общество «Балтийский лизинг», лизингополучатель – Назарян Г.Ф. В 4 квартале 2019 года ИП Назаряном Г.Ф. досрочно исполнены обязательства по договору лизинга путем получения потребительского кредита Назаряном Г.Ф. на основании договора, заключенного с АКБ «ФОРА-БАНК» от 31.12.2019. Поскольку ИП Назаряном Г.Ф. полностью исполнены обязательства по договору лизинга, 10.01.2020 в МРЭО ГИБДД ГУ МВД России по г. Перми осуществлены действия по изменению собственника (владельца) транспортного средства, новый собственник – Назарян Г.Ф. Как установлено налоговым органом и отражено в оспоренном решении, приобретенное заявителем транспортное средство отражено налогоплательщиком на бухгалтерском счет 001 «Основные средства». Из материалов дела следует и установлено налоговым органом, что в составе налоговых вычетов в налоговой декларации по НДС за 3 квартал 2019 года предпринимателем отражен НДС в сумме 576 543 руб., предъявленный лизингодателем по счетам-фактурам. Документы, подтверждающие обоснованность применения налоговых вычетов НДС, в частности договор лизинга от 25.09.2018 № 266/18-ПРМ, счета-фактуры, представлены налогоплательщиком в Инспекцию в ходе камеральной проверки.

Из материалов дела следует и не оспаривается налоговым органом то, что налогоплательщиком выполнены такие условия для применения налоговых вычетов НДС как: наличие оформленных надлежащим образом счетов-фактур; оприходование товара на основании соответствующих первичных документов. При этом Инспекция отмечает, что по итогам проведения проверки налоговый орган пришел к выводу о недоказанности соблюдения налогоплательщиком такого условия для возникновения права на налоговый вычет по НДС как факт использования ИП Назаряном Г.Ф. транспортного средства в хозяйственной деятельности для совершения операций, облагаемых НДС. Из материалов дела следует, что договор лизинга заключен обществом «Балтийский лизинг» (лизингодатель) с ИП Назаряном Г.Ф. (лизингополучатель), при этом пункт 6.1.1 договора лизинга содержит условие о приобретении транспортного средства для использования заявителем в предпринимательской или иной приносящей доход деятельности. Налоговым органом не оспаривается, что оплата лизинговых платежей на основании установленного договоров лизинга графика в полном объеме осуществлялась с расчетного счета предпринимателя. Налогоплательщиком в материалы дела представлены кассовые квитанции о приобретении бензина, а также авансовые отчеты. Исходя из представленных ИП Назаряном Г.Ф. кассовых чеков оплата горюче-смазочных материалов для заправки и эксплуатации транспортного средства, а также услуги по шиномонтажу оплачивались с личной банковской карты Назаряна Г.Ф. или наличными денежными средствами, после чего данные расходы надлежащим образом включались заявителем в авансовые отчеты, что указывает на их отнесение именно к предпринимательской деятельности налогоплательщика. Как следует из пояснений заявителя, приобретенный автомобиль использовался предпринимателем в целях осуществления поездок, касающихся его предпринимательской деятельности; транспортное средство использовалось заявителем ежедневно в любое время суток в связи с характером и направлениями предпринимательской деятельности. Наряду с этим, заявитель указывает и не оспорено налоговым органом, а также установлено вступившими в силу судебными актами по делу № А50-6368/2021 Арбитражного суда Пермского края, автомобиль по договору аренды транспортного средства без экипажа от 30.09.2019 № 1 передавался предпринимателем во временное владение и пользование фонду социальных информационно-технологических технологий (ФСИТИ) на 1 день (30.09.2019). Арендная плата по договору аренды составила 5 000 руб. Соответственно, материалами дела подтверждено, что транспортное средство использовалось в текущей хозяйственной деятельности налогоплательщика, применявшего до 01.01.2020 общую систему налогообложения, и использовалось заявителем для операций облагаемых НДС. Достаточных и однозначных доказательств того, что транспортное средство не использовалось заявителем в предпринимательской деятельности для операций, облагаемых НДС, налоговым органом не представлено. Ссылки налогового органа о том, что приобретенное транспортное средство использовалось заявителем именно для личных целей, не предопределенных ведением предпринимательской деятельности, арбитражным судом не принимается. Ссылки Инспекции на отсутствие необходимости в приобретении заявителем спорного транспортного средства арбитражным судом признаны несостоятельными. Граждане, в том числе имеющие статус индивидуальных предпринимателей, самостоятельно определяют необходимость в приобретении товаров (работ услуг). Хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности. При этом законодательство о налогах и сборах не использует понятие «экономическая целесообразность» и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности, следовательно, хозяйственная деятельность заявителя не подлежит оценке Инспекцией или судом с точки зрения целесообразности, эффективности, рациональности. Аргументы налогового органа о том, что с 01.01.2020 предприниматель применяет упрощенную систему налогообложения и не является плательщиком НДС, следовательно, транспортное средство не использовалось и не предназначено к использованию в деятельности, операции по которой облагаются НДС, арбитражным судом отклоняются. При изложенных обстоятельствах, оспариваемое решение Инспекции как несоответствующее положениям НК РФ, подлежит признанию недействительным в связи с отсутствием оснований для отказа в применении вычетов НДС и возмещения НДС.

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 13.09.2021 по делу N 2а-659/2021, 33а-8725/2021

Установлено, что К.В.ПА. в налоговый орган представлена декларация по форме 3-НДФЛ за 2017 год, где в доходной части заявлен доход от операций с ценными бумагами, не обращающимися на организационном рынке ценных бумаг, в размере 35 000 000 руб., в расходной части отражена сумма расходов, связанных с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг в сумме 35 271 000 руб. НДФЛ исчислен в размере 0 руб. Из материалов налоговой проверки следует, что К.В.ПА., являясь заместителем генерального директора и учредителем АО "**" и АО "***" 27.12.2016 зарегистрировал организацию ООО "***", размер уставного капитала составил 35 217 000 руб. В соответствии с решением "О создании общества с ограниченной ответственностью "***" от 22.12.2016 N 1 размер доли единственного участника К.В.ПА. составляет 100 процентов. В качестве оплаты уставного капитала внесены обыкновенные именные акции АО "**" в количестве 1 010 000 шт. (5,56 процентов уставного капитала) и АО "***" в количестве 9 287 000 шт. (40,0255 процентов уставного капитала), принадлежащие заявителю на праве собственности. Стоимость вносимого в уставный капитал имущества (акций) определена на основании отчета об оценке ООО "Оценка-Пермь" от 03.11.2016 N 243-Е/2016. 16.01.2017 К.В.ПА. продал долю в уставном капитале ООО "***" П. за 35 000 000 руб. денежные средства поступили на счет К. путем перечисления со счета П. Налоговым органом установлено, что налоговая отчетность ООО "***" с момента постановки на налоговый учет (27.12.2016) предоставляется с нулевыми показателями, расчетный счет не отрывался, хозяйственная деятельность не велась, что подтверждается, в том числе показаниями К.В.ПА. (л.д. 165 том 1), У. (л.д. 46 том 2). Из протокола допроса представителя ООО "***" У. следует, что ООО "***" создано с целью аккумулирования акций учредителя АО "**" и АО "***", фактически хозяйственная деятельность предприятием не велась и не ведется. Налоговым органом у К.В.ПА. истребованы документы, подтверждающие расходы по приобретению акций АО "**" и АО "***", внесенных в оплату уставного капитала ООО "***", однако указанные документы не представлены; их отсутствие подтвердил К.В.ПБ. в ходе допроса. Также при проведении проверки допрошены лица, реализовавшие акции К.В.ПА., которые пояснили, что документы, подтверждающие стоимость приобретенных им акций отсутствуют. Как следует из ответа ООО "***" (регистратор ценных бумаг), информации о стоимости акций АО "**" и АО "***" не имеется (л.д. 234-235 том 2). По результатам проверки налоговый орган пришел к выводу, что К.В.ПА. в 2017 году реализованы акции АО "**" и АО "***", налогообложение дохода от реализации которых осуществляется в соответствии со ст. 214.1 НК РФ. При этом, в соответствии с нормами указанной статьи для учета расходов по приобретению акций необходимы документально подтвержденные и фактически осуществленные налогоплательщиком расходы, связанные с приобретением, реализацией, хранением и погашением ценных бумаг. В связи с отсутствием документов, подтверждающих расход по приобретению акций, К.В.ПА. создана схема ухода от налогообложения путем создания ООО "***" с последующей реализацией доли в уставном капитале П., при этом, в качестве подтверждения расходов по приобретению акций представлен отчет об оценке акций. В нарушение п. 1 ст. 54.1 НК РФ К.В.ПА. допущено умышленное искажение сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговой отчетности налогоплательщика, следовательно, К.В.ПА. не имеет право по имевшей место сделке (операции) на уменьшение налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, расходы в сумме 35 000 000 руб. заявлены неправомерно. Сумма расходов от реализации акций завышена К.В.ПА. на 35 000 000 руб., что привело к занижению налогооблагаемой базы по налогу на доходы физических лиц и неуплате налога в сумме 4 550 000 руб. Решением Межрайонной ИФНС России N 14 по Пермскому краю N 2 от 30.09.2020 налогоплательщик К.В.ПА. привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 3 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в сумме 910 000 руб., ему доначислен НДФЛ за 2017 год в сумме 4 550 000 руб., пени в сумме 816 194,16 руб. Решением Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю N 18-16/67 от 19.02.2021 жалоба К.В.ПА. оставлена без удовлетворения. Разрешая административные исковые требования, суд первой инстанции руководствовался положениями п. 1 ст. 54.1, ст. ст. 207, 208, 209, п. 3 ст. 210, п. 10, п. 14 ст. 214.1, п. п. 2 п. 2 ст. 220 НК РФ, и исходил из того, что налогоплательщиком К.В.ПА. п

допущено уменьшение суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (отсутствие документов, подтверждающих расходы по приобретению акций; совершение притворной сделки по внесению в уставный капитал ООО "***" акций АО "**" и АО "***" и последующая реализация доли в уставном капитале ООО "***" П. с целью сокрытия действительной сделки по купле-продаже акций). Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд пришел к выводу о законности и обоснованности решения Межрайонной ИФНС России N 14 по Пермскому краю N 2 от 30.09.2020 и решения Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю N 18-16/67 от 19.02.2021. Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными. Согласно разъяснениям, содержащимся в абз.3 п. 77 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", при установлении в ходе налоговой проверки факта занижения налоговой базы вследствие неправильной юридической квалификации налогоплательщиком совершенных сделок и оценки налоговых последствий их исполнения налоговый орган, руководствуясь подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации, вправе самостоятельно осуществить изменение юридической квалификации сделок, статуса и характера деятельности налогоплательщика и обратиться в суд с требованием о взыскании доначисленных налогов. Таким образом, позиция административного истца о неправомерности квалификации налоговым органом фактической природы совершенной сделки является безосновательной. В данном случае налоговый орган по результатам проверки правомерно осуществил изменение юридической квалификации сделки, а именно: к сделке по реализации доли в уставном капитале ООО "***" (прикрываемая сделка) применил правила сделки по купле-продаже акций АО "**" и АО "***" (сделка, которую стороны действительно имели в виду). Принимая во внимание, что правовой институт исковой давности для защиты нарушенного права применяется исключительно судебным органом только по заявлению стороны в споре (в частности, в споре о признании сделки недействительной) и налоговый орган полномочиями по признанию сделок недействительными не наделен, доводы апелляционной жалобы об истечении срока исковой давности и необходимости применения в данном деле указанных правовых норм, подлежат отклонению. Исходя из фактически установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что К.В.ПА. с целью получения налоговой выгоды допущено искажение сведений о фактах хозяйственной жизни - внесение акций АО "**" и АО "***" в счет оплаты уставного капитала ООО "***", которое фактически хозяйственную деятельность не осуществляло, и последующее совершение сделки по реализации доли в уставном капитале ООО "***" П., которая фактически прикрывала сделку купли-продажи вышеуказанных акций. Судебная коллегия полагает правильными выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного административного иска ввиду доказанности налоговым органом обстоятельств умышленного искажения К.В.ПА. сведений об объектах налогообложения посредством создания "схемы" минимизации налогообложения, направленной на занижение налоговой базы по налогу на доходы физических лиц вследствие совершения сделки имеющей юридическую квалификацию как притворная. Полномочия налогового органа, соблюдение процедуры и сроков привлечения административного истца к ответственности получили должную оценку в решении суда, с которой соглашается и судебная коллегия. Аналог: Апелляционное определение Пермского краевого суда от 08.09.2021 по делу N 2а-658/2021, 33а-8707/2021

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20.09.2021 по делу N 33а-8362/2021, 2а-167/2021:

Как установлено судом и следует из материалов дела, 08.02.2016 зарегистрировано право собственности Н.Е. на объекты недвижимого имущества. На основании договора купли-продажи от 01.06.2018 Н.Е. 1 объект недвижимости продан по цене 500000 рублей, другой – по цене 8 050 000 рублей. 13.06.2018 на основании договора купли-продажи от 01.06.2018 внесена запись о праве собственности М. в отношении объектов. В связи с продажей объектов 29.03.2019 Н.Е. в налоговый орган подана декларация 3-НДФЛ за 2018 год, в которой заявлено о сумме полученного дохода 8 569 718, 72 рублей, в том числе:

- доход, полученный в качестве вознаграждения работнику Пермской краевой коллегии адвокатов - 19 718, 72 рубля; - доход, полученный от продажи имущества – 8 550 000 рублей. По итогам камеральной налоговой проверки установлено, что сумма полученного Н.Е. дохода составила 73 787 485,91 рубля: - доход, полученный в качестве вознаграждения работнику Пермской краевой коллегии адвокатов – 19 718,72 рублей; - доход, полученный от продажи имущества – 73 767 767, 19 рубля. Поскольку объекты недвижимости находились в собственности административного истца менее трех лет, доходы от их реализации налоговым органом включены в налоговую базу по НДФЛ. В связи с тем, что объекты недвижимого имущества приобретены в собственность после 01.01.2016, налоговым органом применены положения п. 5 ст. 217.1 НК РФ. По сведениям, полученным налоговым органом из Управления Росреестра по Пермскому краю, кадастровая стоимость зданий по состоянию на 01.01.2018 составляла 70125886,43 рубля и 35256638,13 рубля, в связи с чем налоговым органом выявлено занижение Н.Е. суммы дохода, полученного от продажи объектов недвижимости. Налоговым органом доначислен налог на доходы физических лиц, полученный Н.Е. от продажи зданий, исходя из их кадастровой стоимости по состоянию на 01.01.2018. Решением ИФНС России по Ленинскому району г. Перми от 13.01.2020 N 21/43 Н.Е. привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения за неуплату недоимки в бюджет в размере 8472504 рубля. Решением Индустриального районного суда г. Перми от 16.07.2020 N 2-1481/2020 договор купли-продажи нежилых помещений признан недействительным, применены последствия недействительности сделки в виде возврата нежилого помещения в собственность Н.Е. На него возложена обязанность возвратить М. денежные средства в сумме 8 050 000 рублей. Решение суда вступило в законную силу. 04.07.2019 М. умер, наследником по завещанию является М. Согласно расписке от 04.09.2020, представленной на обозрение суда первой инстанции, Н.Е. ему возвращены денежные средства в размере 8 550 000 рублей. Согласно разъяснениям, данным в пункте 10 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 Налогового кодекса Российской Федерации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21.10.2015, признание сделки по продаже имущества недействительной или ее расторжение означает, что реализация имущества не состоялась, а вырученные по сделке средства по общему правилу возвращаются другой стороне. В такой ситуации экономическую выгоду от реализации имущества гражданином следует признать утраченной, что в соответствии со ст. ст. 41, 209 Налогового кодекса Российской Федерации свидетельствует об отсутствии полученного дохода как объекта налогообложения. Вместе с тем, указанные разъяснения не влекут признание незаконным решения налогового органа о доначислении налога на доходы физических лиц в связи с продажей имущества по сделке, впоследствии признанной судом недействительной. Заключение сделки по продаже имущества не освобождает налогоплательщика от обязанности исчислить НДФЛ от стоимости реализованного имущества, поскольку поступления от реализации принадлежащего гражданину имущества формируют самостоятельный вид налогооблагаемого дохода. В связи с тем, что стоимость имущества в договоре купли-продажи была ниже кадастровой стоимости объектов, внесенной в ЕГРН, налоговым органом правомерно доначислен налог, исходя из кадастровой стоимости имущества в соответствии с п. 5 ст. 217.1 НК РФ. Доводы об отзыве декларации 3-НДФЛ за 2018 год судебной коллегией не принимаются, поскольку положениями законодательства о налогах и сборах такое действие налогоплательщика как отзыв ранее поданной декларации не предусмотрено. Вместе с тем, возникновение обязанности по уплате налога связано с наличием объекта налогообложения (п. 1 ст. 38 НК РФ). Как указано Верховным Судом Российской Федерации в п. 10 Обзора практики, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 21.10.2015, сохранение в неизменном состоянии первоначально исчисленной гражданином налоговой базы при признании сделки недействительной привело бы к искажению стоимостной характеристики объекта налогообложения, что недопустимо. Принимая во внимание, что

иной порядок уточнения налоговой базы в данном случае не предусмотрен, налогоплательщик вправе представить уточненную налоговую декларацию, в которой пересчитать подлежащую к уплате сумму налога, исключив ранее задекларированный доход от реализации. С учетом изложенного, в результате признания сделки недействительной Н.Е. не лишен права представить в налоговый орган уточненную декларацию, исключив ранее указанные им в качестве дохода полученные от продажи имущества денежные средства, либо в случае уплаты суммы налога - представить заявление о возврате (зачете) излишне уплаченного налога.

Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 09.09.2021 N 22-5595/2021:

С. органом предварительного расследования, помимо ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199.2 УК РФ, а именно сокрытии денежных средств организации ОАО "Порт Березники", за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам, в особо крупном размере. Однако, как следует из материалов уголовного дела, следователь при предъявлении обвинения по ч. 2 ст. 199.2 УК РФ и составлении обвинительного заключения конкретные даты составления и направления распорядительных писем, инициаторов их направления, способы совершения и даты платежей от имени ОАО "Порт Березники" со счетов ООО "ДИВ" и "Минерал" с разграничением платежей по каждому контрагенту, из которых фактически установлен размер сокрытых денежных средств, используемых для обеспечения расчетов с контрагентами, инкриминируемых С. в период с 10 мая 2017 года по 4 июня 2019 года, не привел. Отсутствие перечисленных данных в предъявленном С. обвинении обоснованно оценено судом первой инстанции как основание к возвращению уголовного дела прокурору, поскольку они относятся к обстоятельствам, которые в соответствии с уголовно-процессуальным законом подлежат обязательному доказыванию по уголовному делу и отражению как в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого, так и в обвинительном заключении. Вышеприведенные нарушения уголовно-процессуального закона, как правильно указал суд первой инстанции, нарушают право обвиняемого С. на защиту, являются существенными и неустранимыми в ходе судебного разбирательства, исключающими возможность принятия судом первой инстанции решения по существу дела на основании данного обвинительного заключения с учетом тех обстоятельств, что в силу ст. ст. 14, 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Вместе с тем, в обвинительном заключении в перечне доказательств данные платежи и иные оплаты, совершенные ООО1 за ООО «Порт Березники» на основании распорядительных писем, так и сами распорядительные письма по каждому инкриминируемому платежу приведены, в том числе изложено их краткое содержание, в частности, в заключении эксперта N 5564 от 21 сентября 2020 года, протоколах выемки от 9 января, 19 марта, 8 июня 2020 года и осмотрах документов от 12 марта, 2 апреля, 15 июня 2020 года, которые впоследствии признаны вещественными доказательствами по делу. Однако, вопреки доводам апелляционного представления, решение суда первой инстанции о возвращении уголовного дела прокурору основано на материалах дела, принято в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Не согласиться с данным решением у суда апелляционной инстанции оснований не имеется. Выводы суда не опровергаются доводами, изложенными в апелляционном представлении.

Апелляционное определение Пермского краевого суда от 30.08.2021 по делу N 2-4613/2017, 33-8794/2021:

Исковые требования мотивированы тем, что в результате преступных действий И. причинен ущерб бюджету РФ путем сокрытия денежных средств организации, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам (сборам). Указанные обстоятельства установлены приговором Кировского районного суда г. Перми от 08.02.2017 г., вступившим в законную силу 21.02.2017 г., которым И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ. При вступлении в должность директора ООО и в период нахождения в данной должности И. достоверно располагал информацией о наличии у организации недоимки по налогам и сборам, при этом, являясь руководителем в указанный период, И. не только не исполнил требования налогового органа об уплате сумм налоговых платежей, выставленные в порядке ст. 69 НК РФ, но и принял решение вести финансово-хозяйственную деятельность предприятия через счета третьих лиц.

Учитывая, что санкция статьи 199.2 УК РФ неразрывно связана с наличием суммы неуплаченного налога, И., совершил умышленные действия, направленные на воспрепятствование принудительному взысканию задолженности по налогам и сборам, в связи с чем, допустил ущерб бюджету РФ в общей сумме 28 247 028,14 руб. Свои требования истец обосновывает положениями ст. ст. 15, 1064 ГК РФ. Согласно ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие от его имени (п. 1 ст. 182). В предусмотренных настоящим Кодексом случаях, юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности, через своих участников. Из разъяснений, содержащихся в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы (пп. 16 п. 1 ст. 31 НК РФ) или органы прокуратуры (ч. 3 ст. 44 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с законодательством (статьи 1064 и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (статья 54 УПК РФ). Судом установлено, что И., являясь руководителем организации, совершая противоправные действия, руководствовался преступным умыслом, направленным на сокрытие денежных средств организации, за счет которых в порядке, предусмотренном законодательством РФ о налогах и сборах, должно быть произведено взыскание недоимки по налогам и сборам. В связи с чем, ущерб государству в виде неуплаченных налогов, причинен И., как физическим лицом, возглавляющим юридическое лицо и в соответствии со ст. 27 НК РФ являющимся его законным представителем. Разрешая данный спор, суд первой инстанции пришел к правильному и обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований и взыскании с И. ущерб, причиненный преступлением в размере 28 247 028 руб. 14 коп. Судебная коллегия с таким выводом соглашается, так как судом были всесторонне изучены представленные доказательства, выводы суда основаны на действующем законодательстве. Доводы апелляционной жалобы о том, что он никогда не являлся ни учредителем, ни участником ООО не имеет правого значения для разрешения данного спора. Приговором Кировскогого районного суда г. Перми от 08.02.2017 установлено, что в период с 28.02.2014 по 21.07.2014 И. являлся директором ООО, совершил умышленные действия, направленные на сокрытие денежных средств предприятия. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, в связи с совершением им преступных действий И. должна быть компенсирована полная сумма ущерба, причиненного государству. Довод апелляционной жалобы о том, что поскольку в настоящее время ООО не ликвидировано, не исключено из ЕГРЮЛ, в рамках процедуры банкротства проводятся мероприятия по удовлетворению требований кредиторов, то удовлетворение исковых требований не возможно, поскольку это приведет к необоснованному обогащению данный довод являлся предметом исследования в суде первой инстанции и нашел верное отражение и правильную оценку в решении суда. Доводы апелляционной жалобы о том, что сумма 28 247 028, 14 рублей, направленная на поддержание работоспособности предприятия в период с 28.02.2014 по 22.07.2014 года, не тождественная ущербу Бюджета РФ и (или) сумме не уплаченного налога опровергаются материалами дела, так приговором Кировского районного суда г. Перми от 08.02.2017 установлен размер сокрытых денежных средств в указанной выше сумме, иного суду не предоставлено. Данные размер ущерба был признан И. при рассмотрении уголовного дела, которое было рассмотрено в особом порядке.

Заместитель генерального директора ООО «Инвест-аудит» по юридическим вопросам, Трапезников А.И.


Еще статьи в блоге:

Возникли вопросы?

Оставьте свой номер и мы перезвоним в течение нескольких минут

Оставить заявку на услугу